Фотовыставка «Город солнца. Архитектура коммунизма»
English version

Советское архитектурное наследие

В среду состоялось открытие передвижной фотовыставки «Город солнца. Архитектура коммунизма», посвященная шедеврам советской архитектуры 1960-1980-е годов. Местом размещения экспозиции стали витрины Городского выставочного комплекса на ул. Советской, д. 54 (напротив Почтамта).

Работа по сбору фотографического материала и его обработке велась группой энтузиастов из Санкт-Петербурга. Она заняла несколько лет. Из тысячи фотографий для выставки было отобрано 150 лучших работ. Весной этого года экспозиция предстала перед первыми зрителями в бастионе Петропавловской крепости и далее начала свое путешествие по про-сторам нашей необъятной Родины: сначала отправилась в Ханты-Мансийск, затем прибыла к нам, в славный град Тверь, после чего ее ждут в Нижнем Новгороде.

Здания на снимках – от Дворца торжеств в Тбилиси до пионерского лагеря под Владивостоком – свидетельствуют о сокрытых от современного массового сознания коммунистических кодах советской эпохи. Архитектура той поры на уровне интуиции пыталась нащупать точки соприкосновения религиозной и научной картин мира, вернуть утраченное един-ство высокой культуры и повседневности. Космос стал местом встречи этих начал.

Попробуем обозначить эти самые коды советской эпохи, вспомним о главных устремлениях неуемной и кипучей народной мысли. Кипучая народная мысль всегда находит свое выражение – в самых различных формах культурной жизни: в песнях, стихах, фильмах и, конечно, в архитектуре.

Если очень коротко, буквально пунктирно, обозначить логику развития архитектуры на протяжении 70 лет советской эпохи, то можно четко зафиксировать три этапа: конструктивизм (1917 -1932), сталинский неоклассицизм (1932 – 1955) и советский модернизм (1955 – 1985). Сегодняшняя наша статья посвящена последнему периоду, поскольку выставка, организованная активистами движения «Суть времени», как раз рассказывает об архитектуре советского модернизма. В последующих статьях мы непременно вернемся к теме двух других периодов развития советской архитектуры – конструктивизма и неоклассицизма (его еще иногда называют сталинский ампир), – тем более что они оба довольно широко представлены в постройках Твери.

Итак, советский модернизм в архитектуре. Эти здания нам всем хорошо знакомы с детства, это, собственно, и есть та городская среда, которая бурно возводилась на протяжении 60-х, 70-х годов и до середины 80-х. Это практически все здания больниц и поликлиник, са-наториев, профилакториев, школ и вузов, пионерских лагерей, научных институтов, проектных и исследовательских бюро, железнодорожных вокзалов, библиотек, типографий, фабрик и заводов, морских и речных портов, музыкальных школ и Дворцов пионеров и многое, многое другое. И конечно, жилье. То самое жилье, которое при всей своей внешней неприглядности (знаменитые «хрущевки), все-таки решило труднейшую и важнейшую задачу – в массовом порядке переселить людей из неблагоустроенного и тесного коммунального жилья в отдельные благоустроенные квартиры. Зафиксируем, что массовая постройка безликого жилья успешно решила социальную проблему, но, безусловно, не отвечала критериям возрастающих эстетических требований советского человека.

В ноябре 1955 г. вышло партийно-правительственное постановление, осуждавшее «ар-хитектурные излишества» и «украшательство». Отделка домов стала предельно скромна. Вместо традиционной строчной планировки внедрялся принцип озеленённого микрорайона с группами жилых зданий вокруг общественных и культурно-бытовых учреждений. В 1957 г. в стране была создана сеть домостроительных комбинатов, изготовляющих стандартные детали для сборки на строительной площадке, что способствовало ускорению работ.

В архитектурном смысле для нас наиболее интересными являются объекты общественно-культурного пользования. Архитекторы 60-х годов стали постепенно использовать находки советского авангардистского направления «конструктивизм», который бурно развивался в 20-е годы XX века. Подробно этот стиль мы рассмотрим в отдельной статье, здесь же лишь отметим его обостренный функционализм и динамизм форм. Язык архитектурных форм очищался от всего необязательного, декоративного, неконструктивного. В те бурные годы молодой социалистической республики советская архитектура шла в авангарде мировых градостроительных тенденций. Это был язык нового мира, воплощенный в бетоне и стекле.

В 60-е годы некоторые черты конструктивизма вновь стали проявляться в проектах советских архитекторов. Так, в планировке московского кинотеатра «Россия» (1961 г., архитекторы Ю. Шевердяев, Д. Солопов, Э. Таджикская) угадываются формы голосовского Клуба имени С. Зуева. В традициях «урбанизма» 20-х гг. построен так называемый Дом нового быта (ДНБ) в одном из кварталов Новых Черёмушек в Москве (1969 г., архитектор Н. Остерман) – уникальный жилой комплекс с развитой общественной структурой, предназначавшийся для жильцов разных возрастов и профессий. Впоследствии он был передан под общежитие МГУ.

В противовес «украшательству» предшествующего периода в архитектуре официальных зданий 60 – 70-х гг. эталоном стали считать прямолинейность и аскетизм, а господствующей формой – бетонный параллелепипед со сплошными лентами окон. Образцы этого стиля – Кремлёвский Дворец съездов (ныне Государственный Кремлёвский дворец, 1959-1961 гг.) и ансамбль проспекта Калинина в Москве (архитекторы М. Посохин, А. Мндоянц).

Для архитектуры 70-х годов как реакция на предшествующий период НТР характерна устремленность в область экологии человека. Возрождаются осевые композиции, ассоциации с прошлым. Большое внимание уделяется вопросам комплексной застройки. Впервые в отечественной практике осуществляется застройка в едином градостроительном комплексе нового жилого района Крылатское в Москве (архитектор А. Самсонов). В Москве появилась первая пешеходная улица – Арбат. Пешеходные улицы стали прообразом нового уровня городской культуры, общения, досуга.

Оформившийся в 60-е годы архитектурный стиль получил название «советский модернизм». На его счету немало прекрасных образцов мирового уровня. Парадокс заключается в том, что наше советское архитектурное наследие уважают, ценят и тщательно изучают во всем мире, однако у нас в России до сих пор эта важнейшая тема остается в тени и характеризуется несколько пренебрежительным отношением, дескать, и постройки наши безликие и города наши неуютные.

Венский архитектурный центр в феврале текущего года проводил выставку «Советский модернизм (1955–1991): Неизвестная история», ставшую итогом нескольких исследований архитектуры 14 бывших советских республик, за исключением России. Географический охват огромный – Прибалтика, Украина, Беларусь, Средняя Азия, Закавказье. Теоретик искусства и куратор выставки Виктор Мизиано считает: «Проблема – точнее, лишь одна из проблем! – в том, что достаточно нашим странам отказаться от советского прошлого, как наша причастность к современности (в смысле modernity) оказывается под вопросом. Ведь советское прошлое – это и есть наша современность. Другой-то у нас не было!»

В целом же непрерывный процесс эволюции архитектурной отрасли в нашей стране свидетельствует о неоспоримой преемственности этапов. Иногда эта преемственность носила причудливый характер. К примеру, реабилитация конструктивизма 20-х годов состоялась через сорок лет, в 60-е годы, но если бы не было сталинского неоклассицизма, не было бы и созвездия великолепных сталинских высоток, которые воистину стали одним из символов Москвы.

В нашем городе примерами архитектуры модернизма являются здание Кукольного театра, Дворец спорта «Юбилейный», Дворец детей и молодежи, знаменитая «рюмка» и множество других сооружений.

Вне зависимости от наших политических предпочтений, от отношения к идеологии коммунизма, масштаб осуществленного проекта во имя человека внушает глубокое уважение. Во всяком случае, на протяжении последних 25 лет, прошедших после крушения СССР, нет ничего, хотя бы отделено напоминающего архитектурные свершения советской эпохи.

Приглашаем посмотреть в витринах Выставочного зала фотографии Города солнца, территории былого социального равенства.


О.К.
«Тверская газета»