Фотовыставка «Город солнца. Архитектура коммунизма»
English version

Детский сад «Радуга»: праздник повседневной жизни

Детский сад в деревне Мышковичи Кировского района Могилевской области журнал “Архитектура CССР” в 1988 г. справедливо назвал событием в советской архитектуре. На Всесоюзном смотре лучших архитектурных произведений 1987 г. этот объект (архитектор Т. Рейн, художники Х. Ганс, Л. Лапин, конструктор Р. Лумасте) был отмечен в числе 14 лучших осуществленных работ за последовательную реализацию художественного замысла, верность принципам современной архитектуры, создание целостного микромира, компактность решения интерьеров и благоустройства. Но после этого наступила своеобразная полоса забвения.

В белорусской архитектуре того времени только-только начали ощущаться явления, которые можно расценивать как возможность и одновременно как результат более широкого доступа к информационным потокам, к пониманию того, что не может быть в нашей жизни только белого или только черного, то есть всего того, что тогда называли модным словом “плюрализм”. В искусстве, оказалось, можно ориентироваться не только на что-то одно, например на принципы социалистического реализма. Общество это начало понимать, и с середины 1980-х годов многие, казалось бы, незыблемые догматы, прежде всего идеологического толка, были вначале поставлены под сомнение, а впоследствии ушли с арены общественной жизни. В этой ситуации и в архитектуре стали появляться работы своего рода “протестных” направлений, которые все более и более делали характер развития белорусской архитектуры как бы параллельным общемировому процессу развития зодчества. Можно назвать работы О. Воробьева, К. Керутиса, А. Корбута, Б. Школьникова и других архитекторов, искавших, как и мастера авангарда 1920-х годов, красоту во взаимодействии формы и пространства, не делая слишком большой ставки на собственное, не всегда бесспорное вкусовое отношение к элементам и приемам, которые можно отнести к архитектурному декору. Гармоничное сочетание форм, грамотное пропорционирование с тонким чувством всех граней творческого процесса, умелое выявление эстетических качеств формы на основе безусловного решения функциональных программ и заданий — вот важнейшие направления формирования композиционных и образных решений, по которым развивалось искусство архитектуры XX в. Но резких проявлений архитектурных течений современности, допустим постмодернизма, хай-тека, структурализма, деконструктивизма, в то время в архитектуре Беларуси еще не было, да и не могло быть по многим причинам.

Планировочная схема детского сада в Мышковичах основана на формировании в центральной части здания протяженного двухъярусного, перекрытого пропускающим верхний свет цилиндрическим сводом пространства, проходящего через все здание. Эта своеобразная галерея соединяет по первому этажу оба входа, расположенные по торцам. С южной стороны к ней на обоих этажах примыкают игровые и спальные комнаты, с северной — помещения, где дети бывают временно. На первом этаже находятся бассейн, комнаты администрации, хозяйственные и технические помещения. На втором — спортивный зал с методическим кабинетом и инвентарной, мастерские. Своего рода пассажное пространство не только удобно соединяет все эти помещения. Благодаря льющемуся сверху свету и обильному озеленению, наличию мостиков-переходов, нависающих над первым уровнем, и лестниц, связывающих разные уровни, это пространство формируется неоднозначно, сложно, позволяя взгляду проникать через стены, перекрытия и, находясь внутри здания, увидеть небо, почувствовать солнце.

Такой свет, идущий сверху, маленький человек может увидеть только здесь, в своем детском саду и нигде больше. И это становится, пожалуй, сильнейшим средством в понимании им того, что пространство, а возможно, и весь мир, может быть организовано как-то по-иному, а не только с помощью привычных и уже понятных стен и перекрытий. Эмоции усиливаются еще и оригинально решенным искусственным освещением, и сводчатой формой перекрытия спортзала с открытыми в интерьер пространственными конструкциями, и разнообразием использованных материалов, их цветов и фактур.

С южной стороны пассажа активное развитие получила основная функциональная часть здания — раздевалки, групповые, спальные помещения и санузлы (яслей на первом этаже, детсада — на втором). Для каждой группы детей они представляют собой предельно четкую, законченную структуру. Они не только планировочно связаны между собой с выходами в игровые павильоны, но и формируют фасад здания, влияя непосредственно на дворовое пространство. Блоки групповых помещений композиционно стали основой формирования облика здания. Вертикальные и горизонтальные членения фасада выявляют его внутреннюю структуру, а именно компоновку этих блоков, являющихся основой функционального содержания детского сада. С северной стороны расположены в основном мелкие помещения, за исключением объема спортивно-оздоровительного блока (бассейн и спортзал), активно выступающего в дворовое пространство.

Архитектура его стала естественным продолжением внутреннего устройства здания. С северной, функционально менее значимой стороны мощный акцент в виде перекрытого сводом выступающего объема с выразительными земляными насыпями, частично прикрывающими бассейн, резко контрастирует с открытым пространством двора перед фасадом и плоскостным решением самого фасада. Южный фасад обращен в сторону озелененного игрового двора, наполненного многочисленными и разнообразными конструкциями, которые помогают и в игре, и в занятиях физкультурой, да и просто в организации пространства. Причем создается возможность для изучения и освоения детьми пространства как по горизонтали, так и по вертикали. И это освоение происходит не созерцательно, а через собственный опыт. Имеются здесь амфитеатр для общих мероприятий и крытые навесы с галереями для занятий и игр в ненастную погоду. Развитию фантазии и воображения детей способствуют цветовая гамма и активные силуэты конструкций, резко очерченных на фоне неба и зрительно накладывающихся друг на друга и на членения фасада.

Основные идеи по застройке Мышкович были сформулированы и творчески реализованы Г. Заборским — великим мастером белорусской архитектуры. Неоспоримы его заслуги в том, что Мышковичи сегодня интересны и средой, и отдельными сооружениями. Среди других архитекторов Г. Заборского всегда выделяло умение художественную сторону архитектурного процесса ставить выше всех других обстоятельств, характеризующих этот специфический вид искусства. Но вместе с тем любая композиция, в том числе и застройка поселка, имеет право на использование такого средства, как контраст. В данном случае таким контрастным явлением стала архитектура детского сада “Радуга”, который по художественным особенностям можно отнести к работам “протестных” направлений.

Кстати, в одной из статей это сооружение в стилистическом отношении было связано с постмодерном. Здание достаточно безразлично поставлено к окружающей застройке, к проходящей рядом улице. Главный его вход на улицу ориентирован, но находится на боковом фасаде, и внимание на нем ничем практически не акцентируется. В большей мере ориентация постройки обусловлена стремлением захватить как можно больше обогреваемого солнцем пространства для тех участков территории и помещений самого здания, где дети проводят основное время.

Более верным, пожалуй, было бы определить архитектуру детского сада в Мышковичах как первое в республике проявление нового стилевого направления — структурализма, который основывается прежде всего на определении топологической схемы сооружения, четком формировании основного архитектурно-конструктивного элемента (в данном случае — блок групповых помещений) и, соответственно, на выявлении его во внешнем облике здания. В основе эстетики структурализма лежит повторяемость объемов, пространств, но самое главное — повторяемость действий и процессов, происходящих в этих объемах и пространствах. Поэтому ведущим элементом архитектуры становится время, а в данном случае — повторяемость действий повседневной жизни: это и ежедневный приход в детский ясли-сад, и обязательный послеобеденный отдых-сон, которые должны осознаваться ребенком как некая ценность, ритмически, как некий ритуал, совершаемый каждый день, но тем не менее очень важный и нужный. Этому же содействуют и уютные, почти домашние интерьеры помещений групповых блоков и колористика.

Кстати, этот же принцип — осознание особой важности повторяемости обыденных дел и действий и, как следствие, возвышение будничного является одним из важнейших в народной архитектуре. Причем он прослеживается в архитектуре всех народов. Можно вспомнить хотя бы облик улиц белорусских деревень, формирующихся практически одинаковыми, предельно простыми повторяющимися объемами, но тем не менее выразительно, с сохранением структурности и масштабности. Заслуга архитекторов структурализма в том, что они сумели присущую народной архитектуре модульность перенести из жилой архитектуры в сферу архитектуры высокой общественной значимости. И наоборот (а именно это является наиболее ценным в структурализме): выявляя основной структурный элемент (в народном зодчестве это был сруб) в общественных зданиях, они, сознательно занижая этим масштабность, обращались к истокам архитектуры, к той простоте и искренности, которые сопровождали практически любой объект народного зодчества.

Для создания детского садика в колхоз “Рассвет” был приглашен известный в Эстонии архитектор Тоомас Рейн, много сделавший для развития архитектурной среды сельских поселений своей республики. В последующие годы он, оставаясь верным последователем принципов современной архитектуры, выполнил ряд интересных работ, среди которых можно выделить проекты начальной школы с детским садом на 140 мест в г. Хаапсалу (1988 г.) и центра социального развития в г. Куресааре (1989 г.). В них, так же как и в детском садике в Мышковичах, образ зданий формируют четко выявленные функциональные зоны и умелое выражение их в объемной структуре и силуэтной композиции.

Можно, конечно, сослаться на то, что этот эксперимент оказался возможен потому, что и сам колхоз “Рассвет”, по сути, — экспериментальное хозяйство, где очень многое делалось практически впервые. Но он оказался возможен еще и потому, что архитектура Беларуси всегда была ориентирована на постоянное совершенствование среды для детей. Можно вспомнить целый ряд проектов детских садов как для города, так и для сельской местности, которые стали новациями в этом типе общественных зданий (А. Белоусов, И. Есьман, В. Темнов, Г. Штейнман, В. Щербина и др.). Предлагались приемы создания особой эмоциональной атмосферы, отрабатывались возможности использования разных конструктивных систем, вопросы повышения качества учебно-воспитательного процесса при разной комплектности групп и многое другое. Но не было какого-либо заигрывания или соблазна несерьезно, как бы “бутафорно” разыграть детскую тему. Как и в Мышковичах, основное внимание белорусскими архитекторами уделялось, безусловно, с учетом экономических факторов, синтезу функционально-пространственных и эстетико-эмоциональных решений.

Литература

1. Детский сад “Радуга” в колхозе “Рассвет”, БССР // Архитектура CССР. 1988. № 3. С. 10–11.

2. Гозак А., Коккинаки И. Детский сад в колхозе “Рассвет” // Архитектура CССР. 1988. № 4. С. 38–45.